СТАРИННЫЕ ЧАСЫ ОПЯТЬ ИДУТ

Открытие трех отреставрированных залов в Китайском дворце в Ораниенбауме.

c 05.07 по 29.09
СТАРИННЫЕ ЧАСЫ ОПЯТЬ ИДУТ

К внушительной дате – 250 лет – ГМЗ «Петергоф» приурочил открытие трех отреставрированных залов в Китайском дворце в Ораниенбауме.

Единственный в России архитектурный памятник в стиле рококо вот уже два с половиной века радует глаз и поражает воображение. Три зала из восточной части дворца теперь смогут принимать посетителей: Штофная опочивальня, Будуар и Кабинет, все они первоначально принадлежали Павлу Петровичу, наследнику Екатерины Великой.

Реставраторам пришлось непросто: температурный режим и влажность во дворце оставляют желать лучшего. Просушивание стало первостепенной задачей – дворец был построен без учета климата, и, как рассказала журналистам Елена Яковлевна Кальницкая, здание будто всасывало влагу из земли. Полностью реставрация и дворца, и парковой зоны, по словам Елены Кальницкой, должна завершиться к 2023 году. Это китайский принцип – единый ансамбль природы с архитектурой. В XVIII веке Китай властно захватил умы аристократии, принес свою моду и стиль во все уголки северной столицы, разбавил царственную холодность. По всем фронтам наступило рококо, в которое живописно вплелся стиль шинуазри. Работы еще много -- в сентябре здесь собираются открыть храм и катальную горку. Дворец будет открыт для посещений только в летнее время.

Штофная опочивальня, парадная спальня Павла, была довольно сильно изменена уже в веке XIX. Ткань заменили новой, в комнате появились декоративные панно. Сегодня эти панно вернулись из запасников на свои места и расположились по стенам от пола до потолка. Китайская соломка с изысканными гравюрами оживляет пастельные тона розовых и голубых (селадоновых) стен. Кабинет, или Кабинетик, Павла расположен рядом с опочивальней. Он действительно маленький, и в нем поражает работа реставраторов, сумевших обеспечить столь высокую сохранность подлинной живописи. Интересно, что при реставрации Кабинетика обнаружили дверь XVIII века, которая соединяла его с Будуаром. На внутренней стороне двери прекрасно сохранилась живописная отделка, повторяющая рисунки на стенах кабинета Павла! Кабинетик практически остался в первозданном виде, хотя в XIX веке был приспособлен под ванную. Например, панно в золоченых рамах созданы в Китае в XVIII веке. Одна их сторона исписана иероглифами, на второй – пейзажи. Будуар, он же Живописный кабинет, как его называли 250 лет назад, был тоже украшен мозаичными китайскими картинами. Екатерина переделывала и его, перенесла сюда убранство Орехового кабинета, мебель, зеркало в раме, два десюдепорта XVIIIвека, изображающие аллегорию Живописи и Музыки. Более поздняя аллегория Драмы, дорожное бюро-туалет, кресла… все, к чему прикасалась царица, -- мы можем здесь увидеть. Это те самые зеркала, в которых отражалась Екатерина, голубые откосы окон, сквозь которые она смотрела на закат, те вазочки, которые украшали ее будуар, а потом ждали на втором этаже в запасниках своего часа.

Не секрет, что предметы мебели и убранства для экспозиций порой собирают со всех музеев, меняются Гатчина с Царским Селом, Ораниенбаум с Павловском… Китайскому дворцу повезло: большинство вещей здесь было найдено и вернулось на свои места. Не нашлись только бронзовые украшения, которые увезли в революционные дни за границу. А самое, пожалуй, удивительное – это паркет. Он абсолютно уникален, выполнен в стиле маркетри и интарсия по рисункам знаменитого Антонио Ринальди.

Вызывают гордость за многовековые достижения человечества эти небольшие, непомпезные комнаты, наполненные каким-то домашним очарованием. Сладкий дурман голубого с розовым, мерцание зеркал, отражающих бронзу и шелк… В будуарах, наполненных веночками и пейзанами, кажется, разве возможно планировать захват власти, думать о победах на поле брани, замышлять убийства? У нас, сегодняшних, здесь возникают совсем иные, умилительные мысли, вьются ручейком вслед за взглядом: от восхитительных Трех граций – к Амуру и Психее – через блеск зеркального пруда с новенькой перголой на другом берегу – к Китайскому дворцу. У дверей которого в честь юбилея поют что-то китайское милейшие китайские певицы меж белоснежных арочек и гроздьев цветов. Но—вот поразительно – часы XVIII века завели, и они идут. Исправно отсчитывают время, которое не властно над плодами искусства и труда человека.

Поделиться в социальных сетях:Рейтинг@Mail.ru